Поиск

Несоизмеримость
Страница 2

Наконец, острая несоизмеримость величин пронизывает один вульгарный, но важный идеологический миф. Во время перестройки в качестве одной из причин нашей «низкой экономической эффективности» называли такую: «Все воруют!» Мол, русский народ по природе своей вор. Поминали и Карамзина, который тоже что-то про воровство сказал. Да, была у многих из нас такая нехорошая привычка — принести что-нибудь полезное для дома с работы. То ацетону из лаборатории, то краски, то шерсти с фабрики. Но ведь нужно применять меру! А интеллигенция легко поверила в миф, будто масштабы этого явления столь велики, что подрывают народное хозяйство. И, уж во всяком случае, они многократно перекрывают то, что наблюдается в «цивилизованных странах».

Как это могло произойти? Ведь достаточно было оглянуться кругом, чтобы понять несоизмеримость масштабов производимых в стране материальных ценностей и того, что от них отщипывали «несуны». В 1990 г. были впервые опубликованы данные о доходах «теневой экономики». По уточненным оценкам Госкомстата СССР они составили тогда 99,8 млрд. руб., (в том числе от производства и продажи самогона — 35 млрд. руб.). А хищения государственного и общественного имущества (это и есть «все воруют» ) составили всего 5,4 млрд. руб. В масштабах народного хозяйства это ничтожная величина — в 1990 г. ВВП СССР (он тогда назывался валовой общественный продукт ) составил 1632 млрд. руб.201 А что же мы видим на честном Западе? Вот данные из доклада министерства юстиции США: за пятилетку 1990-1994 г. только в одной отрасли, в системе здравоохранения США, хищения составили 418 млрд. долларов. Миллиардов долларов!202

Но эти случаи описывают нарушение меры, “разлитое” в сознании образованного слоя. А были и несоизмеримости, целенаправленно задаваемые крупными фигурами из кругов интеллектуальной и даже научной элиты. “Парадигмальное” значение приобрело во время перестройки утверждение официального руководителя тогдашней экономической науки и советника М.С.Горбачева по вопросам экономики академика А.Г.Аганбегяна о том, что вследствие якобы абсурдности плановой системы в сельском хозяйстве СССР имеется в два-три раза больше тракторов, чем необходимо. Дословно А.Аганбегян пишет: “Результат [этого абсурда] — разрыв между производством и социальными потребностями. Очень показателен пример с тракторами. CCCР производит в 4,8 раз больше тракторов, чем США, хотя отстает от них в производстве сельскохозяйственной продукции. Необходимы ли эти трактора? Эти трактора не нужны сельскому хозяйству, и если бы их покупали за свои деньги и рационально использовали, хватило бы в два или три раза меньше машин”203. Это утверждение произвело столь сильное впечатление на мировое сообщество экономистов, что цитировалось на Западе не только в прессе, но и в серьезных монографиях204.

Задав меру, содержащую в себе оценку состояния (“Эти трактора не нужны сельскому хозяйству … хватило бы в два или три раза меньше машин ”), академик недобросовестно устранил систему координат, в которой его мера могла бы иметь смысл. А у экономистов, читавших это высказывание академика, да и у широких кругов интеллигенции просто не возникало внутреннего желания встроить данную им меру в реальный контекст и задать себе вопрос: “Причем здесь производство тракторов в США? Сколько тракторов следует считать необходимым именно для СССР? Сколько тракторов имеется в ФРГ, в Италии, в Польше?”

Этот случай особенно показателен тем, что интеллигентная публика приняла логику рассуждений А.Г.Аганбегяна, даже не поинтересовавшись фактами, хотя эта логика противоречит здравому смыслу. Разве не удивительно было слышать, что советским колхозникам хватило бы в три раза меньше тракторов, чем то, что они имели? Когда же наша промышленность успела так перенасытить село тракторами? Никто (из тех, кто мог и обязан был гласно высказаться по поводу утверждений А.Г.Аганбегяна) даже не заметил или сделал вид, что не заметил явного грубого нарушения логических норм.

А.Г.Аганбегян не указал типичную норму насыщенности хозяйства тракторами в той экономике, которая лишена “пороков плановой системы” и предлагалась нам как пример для подражания. Разве на Западе фермеры имеют в три раза меньше тракторов, чем советские колхозники? В действительности среднеевропейская норма в тот момент (1988 г.) была равна около 100 тракторов на 1000 га пашни, а в СССР имелось 12 тракторов на 1000 га. В сельском хозяйстве СССР тракторов на гектар пашни было в 16,5 раз меньше, чем в ФРГ, и в 7 раз меньше, чем в Польше

— но академик-экономист фактически уверял, что колхозникам разумно было бы иметь тракторов в 20 раз меньше, чем в Польше, в 50 раз меньше, чем в ФРГ и в 120 раз меньше, чем в Японии. Искажение меры столь велико, что возникает ее острая несоизмеримость с реальностью.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Смотрите также

ПЯТЬДЕСЯТ НА ПЯТЬДЕСЯТ: НОВОЕ СОГЛАШЕНИЕ О НЕФТИ
В 1950 году в Лондоне велись переговоры между представителями министерства финансов США и британскими должностными лицами. В ходе переговоров американцы упомянули некоторые обстоятельства, имеющие ...

НЕФТЯНОЕ ОРУЖИЕ
10 октября 1973 года за несколько минут до 2.00 ночи, когда по календарю того года наступал еврейский национальный праздник Йом-Киппур, 222 египетских реактивных самолета взмыли в небо. Их целями ...

ПРОСТО ОДИН ИЗ ТОВАРОВ?
И один из экономических подъемов прошлого в отрасли, в которой они происходят периодически, не мог сравниться с тем масштабом лихорадки, которая охватила мир с очередной вспышкой энергетического к ...