Поиск

Константин Сыроежкин (Казахстан)
Война и мир Дмитрия Медведева / Константин Сыроежкин (Казахстан)
Страница 2

После августовского конфликта стали говорить о перераспределении «зон влияния», о том, в частности, что произошло усиление Армении Однако хотя Армения и состоялась как самостоятельное государство, без поддержки России ни одна проблема там не решается На чью сторону Россия встанет в карабахском конфликте, та сторона и будет доминировать Правда, на сегодняшний день эта проблема решения не имеет, как и все замороженные конфликты

Безусловно, ослабла Грузия – ее, во-первых, разоружили, а во-вторых, грубо говоря, дали по морде. Амбиций стало меньше.

Сейчас идет процесс, который называют модным словом «перезагрузка» российско-американских отношений – к чему это приведет в перспективе? Вдруг конфронтация исчезнет? Вдруг возникнет, гипотетически, консенсус по ключевым проблемам, в том числе и в нашем регионе? Это было бы прекрасно, но я сомневаюсь в этом: интересы разнонаправленные, методика достижения целей разная. Американцы всего хотят через демократизацию, россияне – нет.

При этом все международные структуры, начиная с Организации Объединенных Наций и заканчивая ОБСЕ, показали, что они не способны активно вовлекаться в конфликты и самое главное – предотвращать их Или хотя бы локализовать их негативные аспекты. Это говорит о том, что механизмов обеспечения коллективной безопасности нет Их надо формировать Надо формировать архитектуру безопасности в Европе и в Азии по отдельности, а потом в мире вообще Но на это не идут. Устами президента России Дмитрия Медведева была предложена новая концепция евразийской архитектуры безопасности, но европейцы отказались наотрез Хотя ничего предосудительного там нет. Всем понятно, что надо что-то делать с мировыми финансами, но воз и ныне там. Никаких движений нет. Это обычная недееспособность коллективных усилий.

Надо для начала научиться решать региональные вопросы Нужно двигаться step by step, шаг за шагом – сначала научиться решать двусторонние вопросы, между двумя государствами, потом – в регионе, потом – в большом регионе, и только потом – в мире. Мы, к сожалению, не умеем этого делать. Мы не можем ничего сделать даже на уровне региона Масса проблем даже на уровне двусторонних отношений. Они – эти проблемы – должны быть, это объективно. Но худо то, что они не решаются, они наращиваются Прогресса нет

Любые интеграционные инициативы в Центральной Азии нереализуемы. Теоретически нужна интеграция, и это хорошо Но на практике не получается. Что ни предлагалось – результат один и тот же.

Интеграционные структуры в Центральной Азии предлагаются начиная с 1994 года, но ни одна не заработала Мы не умеем договариваться Если между Таджикистаном и Узбекистаном минируются границы, о чем здесь говорить? По воде договориться не можем – хотя проблемы элементарнее нет Надо просто сесть и зажать свои амбиции в кулак. Советский Союз создал систему ирригации в Центральной Азии И она работала. Надо вернуться к тому опыту Почему бы не платить киргизам и таджикам за воду ресурсами – нефтью, газом Узбекистана? Это товар, и он должен оплачиваться. Почему киргизы или таджики должны страдать, а мы – зажать нашу нефтянку, сесть на нее и сидеть? Это глупо На уровне президентов договариваются, но как только проблема спускается на чиновничий уровень – любому решению приходит конец.

Наиболее успешной организацией, имеющей опыт решения таких проблем, считается

Наиболее успешной организацией, имеющей опыт решения таких проблем, считается Европейский союз. Но, как показывает последняя практика, там тоже не все получается. Например, ситуация с Европейской конституцией

Надо отдавать себе отчет в том, кто ты есть на самом деле. Когда третьестепенная страна заявляет, что она – пуп земли и все обязаны с ней считаться, а потом просит заплатить, чтобы выдать своему правительству зарплату, – это смешно. Когда мы научимся объективно оценивать свое положение, тогда что-то изменится Но это будет не скоро

Один из результатов войны – «непонятки» на постсоветском пространстве. Возникла проблема, причем вполне объективная, «вдруг завтра мы»? Если вспомнить Концепцию реформирования Вооруженных сил РФ 2003 года, так называемую доктрину Иванова, то там прописано, что Россия имеет право превентивного вмешательства, если посчитает, что процессы, происходящие в постсоветских государствах, не вполне демократичны. То есть Россия взяла американскую кальку С учетом этого у любого руководителя государства возникает вопрос: хорошо, сегодня мы друзья – а завтра вдруг враги?

Надо, как говорит Владимир Путин, «отделить мух от котлет». Кто есть друзья и кто – враги. И соответственно проводить такую политику: с друзьями – дружить, с врагами – воевать

Казахстан – особая статья Мы стараемся проводить многовекторную политику. Но Казахстан, по большому счету, единственный большой союзник России в Центральной Азии. Об остальных этого сказать нельзя. С другой стороны, безусловно, на особом положении находится Китай. Это можно проследить по Посланиям президента Назарбаева. В последних Посланиях Россия и Китай находятся рядом. Либо через «и», либо через тире Насколько это правильно – большой вопрос Но, к примеру, Айдос Саримов заявляет, что русское культурное поле сокращается и Россия вроде как здесь уже никому не нужна, что мы теперь будем учить английский и китайский А есть еще и Нурлан Еримбетов, который заявляет о прямо противоположных вещах.

Страницы: 1 2 3

Смотрите также

КОММЕРЦИЯ В УСЛОВИЯХ КОНКУРЕНЦИИ
Хотя весь остальной мир с нетерпением ожидал новые светильники из Америки, организация первых поставок нефтепродуктов в Европу оказалось делом нелегким. Моряков охватывал ужас от одной мысли о воз ...

Введение
Мы — свидетели и участники событий космического масштаба. На глазах одного поколения удалось взорвать и, возможно, сломать Россию. Десять веков эта огромная цивилизация соединяла и уравновешивала ...

НЕФТЯНОЕ ОРУЖИЕ
10 октября 1973 года за несколько минут до 2.00 ночи, когда по календарю того года наступал еврейский национальный праздник Йом-Киппур, 222 египетских реактивных самолета взмыли в небо. Их целями ...