Поиск

Реформа и изменения в социальной сфере: отступление рациональности
Потерянный разум в политике / Реформа и изменения в социальной сфере: отступление рациональности
Страница 10

Верховный Совет СССР горбачевского созыва отменил советский тип пенсии и учредил Пенсионный фонд — что-то среднее между налоговым ведомством и банком. Сколько сумеют собрать в этот «фонд» с ныне работающих людей — столько и разделят между пенсионерами. Это назвали распределительной системой — мол, собрали и распределили. А госбюджет уже за пенсии не отвечает. Что с этими деньгами творят в «фонде», кто и как их «прокручивает», кто запускает в него лапу — нам к тому же неизвестно. Но об этой стороне дела даже не будем говорить, это не так существенно для нашей темы.

Таким образом, первым шагом в реформе было возложение обязанности формировать денежный фонд для выплаты пенсий только на ныне работающую часть населения. Когда эту обязанность несло государство, то деньги старикам на пенсию собирали все поколения нашего народа, включая наших предков и потомков. Это было наше «общее дело». Речь идет о фундаментальном изменении. Не заметив и не осмыслив его, мы не можем рационально рассуждать о последующих шагах. Формирование пенсий старикам — не политика и не экономика, это тип бытия и отношений между поколениями. Вопрос о том, как кормятся старики, определяется всей культурой народа и корнями уходит в религиозные представления.

Народ вечен, пока в нем есть взаимные обязательства поколений. Одно из них заключалось в том, что трудоспособное поколение в целом кредитует потомков — оно трудится, не беря всю плату за свой труд. Иногда эта его лепта в благополучие потомков очень велика. Так это было, например, у поколений, которые создавали советское хозяйство в период индустриализации и защищали страну в Отечественной войне. Обязательство потомков — обеспечить достойный кусок хлеба тем людям из предыдущего поколения, кто дожил до старости.

В СССР это воплощалось в государственных пенсиях. Часть данного предыдущим трудоспособным поколением кредита возвращалась ему в виде пенсий. Эта часть распределялась, в общем, на уравнительной основе. Доля тех, кто до пенсии не дожил, оставалась в общем котле.

В тех культурах, где человек посчитал себя обособленным индивидом, возник либерализм, который отвергает вмешательство государства в хозяйственную жизнь. Когда такая философия довела до «Великой депрессии», на какое-то время на Западе возобладала социал-демократия с социальными правами и обязанностями, за которыми следило государство. В 70-е годы пошла «неолиберальная волна» — откат к истокам, отмена государственного вмешательства. И неолибералы сразу начали поход против государственной пенсионной системы.

Можно говорить о рациональности неолиберализма — в рамках специфической культуры Запада и его экономической реальности. Но это вовсе не значит, что постулаты и доводы неолиберализма являются рациональными и в существенно иной реальности, например, в России. Даже напротив, перенесение их социальной модели в иную экономическую и культурную среду практически наверняка лишает «их» обоснование рациональности. Это — почти очевидное и почти элементарное правило.

К.Леви-Стросс, изучавший контакты Запада с иными культурами, писал «Тpудно пpедставить себе, как одна цивилизация могла бы воспользоваться обpазом жизни дpугой, кpоме как отказаться быть самой собою. На деле попытки такого пеpеустpойства могут повести лишь к двум pезультатам: либо дезоpганизация и кpах одной системы — или оpигинальный синтез, котоpый ведет, однако, к возникновению тpетьей системы, не сводимой к двум дpугим»388. Такой синтез мы видели и в России (СССР), и в Японии, и в Китае. Такую дезоpганизацию и кpах мы видим сегодня в РФ.

Но вернемся на момент к рациональности неолиберализма. Рассуждают его философы так: государство, чтобы выплачивать в старости пенсии, в трудоспособном возрасте удерживает у людей часть их доходов. Это ущемляет экономическую свободу индивида. Ведь если бы эта часть доходов оставалась у него, он мог бы сам ею распорядиться, возможно, гораздо удачнее, чем государство. Он мог бы накопить себе на старость больше, чем получит потом от государства. Конечно, многие при таком подходе вложили бы эти деньги неудачно и разорились. Но это были бы их личные проблемы. Это была бы ошибка «свободного человека»! Он умер бы без куска хлеба, но — свободным.

У неолибералов есть и еще один резон. В молодости доходы у всех разные. Значит, государство удерживает у людей разные суммы для создания общего пенсионного фонда. А пенсии выдает примерно равные. Это же проклятая уравниловка! Кроме того, вдруг я умру раньше соседа — он что же, воспользуется моими пенсионными отчислениями? Поэтому неолибералы стараются заменить государственные пенсии накопительными пенсионными фондами: кто сколько накопил, столько и получит, а остаток пойдет его наследникам.

Страницы: 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Смотрите также

МАХИНАЦИИ С КОРПОРАТИВНОЙ ОТЧЕТНОСТЬЮ
Всякая финансовая пирамида существует до тех пор, пока не прекращается чистый приток средств инвесторов. Он же, в свою очередь, зависит от соотношения уровня алчности и уровня доверия участников с ...

ФОНДОВЫЙ РЫНОК США: ИСТОРИЯ РОСТА И КРАХ
В последние два-три десятилетия финансовые кризисы в мире участились. Волны этих кризисов ощущались во всех уголках планеты. Однако следует учесть, что импульсы дестабилизации исходили в основном с ...

ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ КРИЗИСА
Слово «геополитика» может пониматься в различных смыслах. В этой главе нас будут интересовать два аспекта этого понятия применительно к США. В первой части мы попытаемся дать описание той экономик ...